Быстрый русский

10.01.2014 23:00 | Банк: Сбербанк

 / Форбс-Украина

В середине ноября предправления Сбербанка России Герман Греф представлял в Лондоне стратегию банка инвесторам. На встрече присутствовали и руководители украинской «дочки» Сбербанка. К 2019 году они должны утроить чистую прибыль, и войти в топ‑5 банков по активам.

В сравнении с предыдущей пятилеткой эти цели не выглядят заоблачными. С октября 2008‑го украинский Сбербанк взлетел с 38‑го места по размеру активов на девятое, увеличив их почти в девять раз. Только за прошлый год банк вырос на 60%. Среди «дочек» Сбербанка это самый высокий показатель, как и среди всех российских финучреждений, работающих в Украине. Как банку, контрольный пакет которого принадлежит Центробанку России, удается так быстро расти?

В июне 2007 года российский бизнесмен Александр Лебедев продал Сбербанку России свой украинский банк НРБ за $150 млн. Это было небольшое финучреждение с активами около 1,5 млрд гривен. Новые собственники хотели развивать розницу и вывести банк в топ‑10. До кризиса сделать успели немного.

Первые два послекризисных года большинство отечественных и западных финучреждений в Украине думали не о том, как выдавать новые кредиты, а о том, как бы вернуть старые. Чего не скажешь о российских госбанках ВТБ, ПИБе и Сбербанке. «Украинская экономика должна быть очень благодарна российским банкам: в кризис они единственные продолжали кредитовать,  – говорит председатель совета директоров инвесткомпании ICU Валерия Гонтарева.

Согласованности действий у российских госбанков в Украине не было  – они конкурировали между собой. «У нас со Сбером война за клиентов не на жизнь, а на смерть»,  – делится начальник департамента ВТБ. На пятилетней дистанции Сбербанк войну выиграл, его активы выросли почти на 30 млрд гривен, что в 2,4 раза больше, чем у ПИБа, и в 3,5 раза больше, чем у ВТБ.

Конкуренты признают, что самую важную победу Сбербанк одержал в борьбе за кадры. «Они массово перекупали у нас специалистов,  – рассказывает начальник департамента Альфа‑Банка.  – Дело не только в деньгах (предлагали всего на 10–15% больше)  – им удалось создать образ драйвового места работы». В ВТБ и ПИБе также жалуются на отток кадров в Сбербанк. «Они перекупают ключевых сотрудников, пользуясь нашей неопределенной ситуацией (в банке было объявлено о кардинальной смене стратегии.  – Forbes)»,  – отмечает менеджер из ВТБ.

Дело не только в кадрах. Так расти без дешевых ресурсов материнского банка украинский Сбер не смог бы. «Российский банк открывал на Украину лимиты под 2–3% годовых, конечно, это помогало росту»,  – не скрывает бывший менеджер Сбербанка. По данным информагентства «Гроші та світ», на начало октября обязательства украинской «дочки» перед материнской структурой достигали около 9 млрд гривен. Но одного дешевого фондирования мало  – в Украине не так просто найти хороших заемщиков.

Среди крупных финучреждений в Украине соизмеримые со Сбером темпы роста показывает Дельта Банк Николая Лагуна. Дельта растет за счет покупок  – за последние два года она приобрела три проблемных портфеля на сумму 17 млрд гривен и четыре банка целиком (активы 22 млрд гривен). «Больше таких возможностей для роста бизнеса в этой стране не будет»,  – говорит Лагун. Сбербанк растет, никого не приобретая. (Украинскую «дочку» австрийского Volksbank, который был куплен российским Сбербанком, присоединять не стали.) В сентябре прошлого года российский Сбер приобрел 70% BNP Paribas Восток. На рынке заговорили, что украинский Сбербанк вскоре купит «дочку» этой французской группы в нашей стране  – УкрСиббанк. Но на презентации стратегии Греф дал понять, что покупка маловероятна. «Программу по слияниям и поглощениям мы выполнили. Сейчас надо интегрировать эти активы»,  – подчеркнул Греф.

В отличие от Дельты, скупающей кредитные портфели и банки целиком, Сбер «покупает» клиентов по отдельности. «Нам очень интересны флагманские бизнесы, с которыми мы получаем 10 000–30 000 зарплатных клиентов»,  – объясняет тактику топ‑менеджер банка, пожелавший остаться неназванным. Переманивать крупных клиентов из других банков оказалось не так уже сложно. «Банальный демпинг!  – уверяет начальник департамента из ВТБ Банка. – Они предлагают на 1–1,5 п. п. выше ставки по депозитам и настолько же ниже по кредитам». «Сбербанк не очень пристально смотрит на кредитную историю клиента и может предложить выдать больше денег под один и тот же залог»,  – вторит его коллега из Альфа‑Банка.


Фото DR

Один из руководителей Сбербанка говорит, что заполучить клиентов им помогают другие банки. «Многие компании пережили со своими банками кризис и имеют с ними не очень хорошую историю взаимоотношений. А мы лояльны, у нас деньги дешевле и хорошее обслуживание»,  – поясняет рецепт успеха банкир. По его словам, некоторых клиентов банки‑конкуренты сами отдают, продавая с 20–30% дисконтом их долги Сберу. К примеру, сегодня среди самых крупных клиентов Сбербанка компании мультимиллионера Олега Бахматюка, которые судились после кризиса с банком Надра, Укрсоцбанком и ВТБ.

В марте 2013 года Сбер переманил у УкрСиббанка четвертую по доходу частную компанию Украины  – «АрселорМиттал Кривой Рог». Металлургический гигант перевел в банк зарплатный проект, и Сбер за один день получил 30 000 потенциальных клиентов. «Зарплатники»  – очень хорошие клиенты,  – рассказывает менеджер Сбербанка.  – «Проблемка» по их кредитам не превышает 1%». Из государственного Укрэксимбанка в Сбер перешли крупный хлебный холдинг ТиС и фармкомпания «Альба Украина».

Как насчет следующих пяти лет? «В ближайшее время будет расти только Сбербанк, ВТБ и ПИБ будут стоять на месте»,  – считает предправления Райффайзен Банка Аваль Владимир Лавренчук. В ВТБ замедление темпов роста связано со сменой стратегии  – в московском офисе решили, что украинской «дочке» лучше сконцентрироваться на рознице, хотя до этого ВТБ развивал корпоративный сегмент. «Слияния и поглощения не являются нашим стратегическим приоритетом, во всяком случае сейчас»,  – утверждает руководитель департамента дочерних компаний банка ВТБ Михаил Якунин. Сегодня в Украине работает восемь российских банков, три из которых государственные. По мнению Якунина, даже без покупок они будут расти быстрее рынка и за ближайшие три года их доля в банковской системе увеличится с сегодняшних 11% в полтора‑два раза.